Граф О'Манн (graf_o_mann) wrote,
Граф О'Манн
graf_o_mann

Categories:

18!

00:04 05.01.2020
Сегодня мелкому исполнилось восемнадцать лет! То есть, получается, уже целых восемнадцать лет назад, ну без пары дней, я впервые держал в руках малюсенький свёрток, в котором возился и посапывал мой уже тогда Ванька. В смысле — я уже тогда знал, что это Ваня, Ванечка, Иванушка. Сначала он мне приснился. Когда жена уехала в роддом, в ночь на 4 января мне приснилось, что я держу на руках ребёнка и укачиваю его, приговаривая как раз это ласковое имя - Иванушка. Поэтому когда мне сообщили, что у нас сын — даже вопросов не возникло как его назвать.

А как я боялся впервые его на руки взять! В роддоме, на второй, кажется день, пустили меня в палату. И медсестра говорит: "Ну, папаша, возьми сына!" А мне страшно! Он же такой маленький, крохотулечка. Завёрнут в этот кулёк, одна мордочка красная видна. Но набрался таки смелости, взял на руки. А он повозился, устраиваясь поудобнее, да и засопел в свои две маленькие дырочки. Ну и всё, тут-то я и понял, что я теперь папа и это мой сын. Мой, любимый и самый-самый.

Как мы его купали в ванночке, поставленной посередине комнаты. Все собирались поучаствовать, включая кошку. И мама, и папа, и старшая сестра. И кошка морду тянула, интересовалась, кто это там такой маленький. Сына, кстати, та кошка Соня очень часто убаюкивала. Только услышит, что он в соседней комнате пикать начал, тут же туда метнётся. Мы пока зайдём, а она уже в кроватке, лежит рядышком, мурлычет ему, успокаивает. И успокаивала! Так что он у нас с младенчества с кошками. И ту Соню, чёрную кошку, помнит до сих пор, хотя она пропала, когда ему года два всего было. Но — первых друзей и преданных нянек, не забывают.

Ну и потом потихоньку рос, учился ходить, разговаривать, пробовать всё на зуб — как все маленькие дети. Любопытина был! А уж когда говорить стал нормально, то начались эти все "Почему?" и "Зачем?". И на каждый вопрос папа должен ответить, потому что всё равно не отстанет. Почему папа должен ответить? А потому что оказалось, что сын весь папин.

У меня в тот день, когда я своего Ванечку впервые взял на руки, что-то внутри произошло, щёлкнуло, перевернулось — не знаю как сказать. Но я тогда для себя понял и решил, что у моего сына всегда будет папа. Что я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы папа у него был. Потому что мой, например, умер когда мне было одиннадцать. А мог и не умереть, если бы не водочка (ну и "добрые люди", которые наливали, зная, что ему нельзя).

И я, знаете, для этого изменился даже в каких-то мелочах. Перестал переходить дорогу на красный свет, например. И вообще стал вести себя осторожней. Откуда-то отрастил себе много терпения, чтобы отвечать на десятки "Почему?". Выработал привычку всегда держать мелочь в поле зрения. Пообещал себе, что не буду дёргать сына, чтобы он шёл быстрее в садик, например. Это было трудно, но я старался! А уж домой из садика мы и вовсе могли идти по часу :-)

И вот как-то так потихоньку, он взял и вырос в почти взрослого уже человека. Второй год учится и живёт в другом городе, хотя казалось, что уж наш-то сын к самостоятельной жизни совсем не приспособлен. Ну ничего, приспособился. Научился готовить и ему даже нравится. Так вот ещё пару лет отучится, даже меньше, и что? Совсем уедет куда-нибудь?

В общем, вырос сын. Но кто сказал, что я перестану звать его мелким? Он же в любом случае останется моим Нюхой, Хвостиком и Мышонком. Просто не при всех :-)

оригинал записи в блоге Graf O'Mann



Яндекс.Метрика






Tags: сын
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments